Рейтинг@Mail.ru

Кактусы Аризоны


 
Аризона
Carnegiea gigantea настолько органично вписалась в ландшафт штата, что стала его неотъемлемой частью, другом людей и пернатых. Птицы вьют в развилках стеблей гнезда, погибшие стволы часто идут на изготовление различных ограждений и жилищ, плоды употребляют в пищу и используют при производстве вина. Поражают не только размеры стволов высотой до 12 м и выше, но и выносливость этих растений. В годы полной засухи Carnegiea продолжает расти, цвести и плодоносить без нарушения своих годичных циклов развития. Внешний вид «сагуаро» всегда вызывает самые разные ассоциации, но никого не оставляет равнодушным. Украинский поэт В. Коротич увидел их похожими на «гигантские окаменевшие огурцы с отростками или на причудливые скульптуры, сооруженные здесь давно несуществующей, неразгаданной цивилизацией». Время цветения карнегий совпадает с весенним пробуждением пустыни. Кажущиеся мертвыми каменистые породы и покрытые красно-коричневым аллювиальным слоем пески, вдруг оживают и распускаются множеством ярких цветков желтых и красных маков, розовыми и белыми соцветиями вербены, малиновыми султанами первоцвета и других эфемерных растений пустыни. Голые плети окатиллы покрываются мелкими листочками и ярко-красными цветками, расправляют свои искривленные ветви деревья Джошуа и другие юкки. За несколько дней пустыня местами превращается в сплошной цветочный ковер. Максимум через месяц краски угасают, жизнь замирает в ожидании очередной порции влаги, и только кактусы продолжают радовать глаз и удивлять своей выносливостью.

С удалением от мексиканской границы поверхность пустыни Хила постепенно повышается и упирается в крутостенный вал плато Колорадо, природные условия которого А. Боли характеризует так: «Термометр показывает огромные скачки ото дня к ночи, от пылающего жарой лета к ледяной зиме, от высочайших вершин к глубочайшим ущельям. Так же и годовые осадки варьируют от максимума в 750 мм в самых высоких частях до минимума в 100 мм на дне крупнейших каньонов. Зима приносит с собой довольно обильные снегопады..., а летом часто приходится наблюдать как затерявшаяся тучка рассеивается, не давая дождя, или как капли дождя испаряются, не достигнув земли». Температура при этом достигает 44 °С в тени, зимой же опускается до минус 16 °С, а случается, и до минус 29 °С. Суточные колебания температур часто превышают 40 °С.

Там, где долины рек Литл-Колорадо и Сан-Хуан образуют огромную подкову, расположена самая высокая часть плато Колорадо — Страна Навахо (Navajoa Land). Немногие виды кактусов уживаются на этих высотах. Спасаясь от холодных ночных ветров и снежных метелей за выступами скал и в глубоких трещинах, прячутся только отдельные виды опунций. Представители этого рода встречаются и на крутых, почти отвесных стенах Большого Каньона, скорее инопланетные, чем земные пейзажи которого поражают красочностью и фантастическим нагромождением форм. На нижних ярусах каньона, к самому руслу реки Колорадо опускаются многоглавые группы Echinocereus arizonicus (coccineus) и E. fendleri — одного из самых миниатюрных эхиноцереусов. Выше, среди агав и юкк, можно встретить огромные бочки Ferocactus acanthodes (cylindraceus), F. wislizenii (herrerae), скопления Coryphantha vivipara var. arizonica (Escobaria vivipara) и, ставшие реликтовыми, различные виды Sclerocactus. В верхней части Большого Каньона — Марбл Каньоне (Marble Canyon) и его ответвлениях сохранились небольшие «резервации» Echinocactus polycephalus subsp. xeranthemoides и Pediocactus bradyi, многоглавые экземпляры столетних и более старых Echinocactus polycephalus, за свои склоненные к юго-востоку верхушки получившего прозвище «компас», и трудного в культуре Echinocactus horizonthalonius, мощные загнутые колючки которого дали повод для местного названия «орлиный коготь».

Недалеко от Марбл Каньона, в долине Хауз-Рок (House Rock Valley) среди зарослей полыни скрывается Sclerocactus whipplei, а несколько выше, на плато Кайбаб среди соснового редколесья на почвах из гранитной крошки встречаются в большом количестве Pediocactus paradinei, совсем недавно представлявший монотипный род Pilocanthus. На том же плато, но уже на открытых, почти вертикальных склонах подвергшихся эрозии гипсов, умудрился выжить Sclerocactus sileri (до недавнего времени — Utahia sileri). Южнее, в каньоне реки Литл-Колорадо, надежно прячутся в «грамма-траве» небольшие группы Sclerocactus papyracanthus и Pediocactus peeblesianus, ранее относившиеся к роду Toumeya и Navajoa соответственно. Такое собрание редкостей на относительно небольших пространствах и сегодня служит поводом для частых дискуссий и предположений.